K Kanton Gnadenflur

Кантон Гнаденфлюр - сейчас Федоровский район

К Дню памяти и скорби российских немцев. - Форум

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Немного истории » Депортация - Выселение » К Дню памяти и скорби российских немцев. (Депортация. Федоровский район.)
К Дню памяти и скорби российских немцев.
gnadenflurДата: Пятница, 24.08.2012, 19:39 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2331
Статус: Offline
.

УРОКИ ГНЕВА И ПЕЧАЛИ

История депортации немцев из сел Федоровского района

Среди множества трагедий, происходивших на земле Федоровского района, есть одна, о которой долгое время не принято было говорить, - депортация немецкого населения в 1941 году.
28 августа исполняется 71 год с момента выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР, поставившего точку и на АССР немцев Поволжья, в которую входил наш район (кантон), и на судьбе тысяч людей, покинувших родину практически навсегда.

Исследование трагических страниц представителей немецкого народа, высланного из сел Федоровского района, основано на воспоминаниях очевидцев - Фриды Александровны Шмидт, жительницы п. Мокроус, и документальных материалах, собранных автором данной публикации.

С. Цух

Было опубликовано в газете "Вперед" №70,№72,№74,№76 - 2001 г.

При публикации на других сайтах- прозьба ссылаться на автора.
 
gnadenflurДата: Пятница, 24.08.2012, 19:42 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2331
Статус: Offline
Семейные радости



На снимке: Ф.А.Шмидт. За несколько дней до начала депортации. Фото из семейного архива.


Ф.А.ШМИДТ. Мои родители. Александр Юстович и Анна Давыдовна Гюнтер. - обыкновенные люди, верующие, лютеране, родились здесь же, а Заволжье.

В 1922 году отца прислали из Марксштадта в Федоровский район поработать на 6 месяцев кузнецом, потом семья так здесь и осталась. В Федоровке существовала неполная средняя школа, в которую мы ходили с двумя сестрами, но преподавали там откровенно слабо по причине отсутствия квалифицированных педагогов. В семье говорили на немецком языке. Отец, правда, немного хуже, чем все остальные - он был более русифицирован. В доме на книжных полках стояли книги, в основном романы, изданные на родном языке

Из воспоминаний детства самое яркое – рождественская ёлка

У русских в Заволжье в сельских семьях эти деревца как-то не принято было ставить в домах. В первые годы Советской власти празднование Рождества вообще было запрещено. С особым восторгом мы, дети, украшали елку игрушками, которые родители купили еще до революции. Рождество по традиции праздник семейный. Все дети разучивали стихи, пели песни на немецком языке. Мать каждого готовила к семейному выступлению. К Рождеству пекли различные сорта пряников, кухенов. Каждому взрослые дарили что-нибудь из вещей, сладости, орехи.
Со временем, когда в 1935 году кантонный центр перевели в Мокроус , мы переехали сюда. В Мокроусе немцы селились в основном на Комсомольской улице: Акст - печник, Гейбель - уважаемый сапожник, Петр Отто - грузчик хлебоприемного пункта, Карл Зельцер - в пожарной охране. Помню семью Роот, Карлин. За железнодорожной линией в районе МТС жило около 30 немецких семей: Гельт, Шиферштейн, Вагнер, Зиннер и другие.

В Мокроусе немцы публично не поддерживали национальные традиции: не надо было забывать, что в Германии к власти уже пришел Гитлер, и у нас после убийства Кирова возникла атмосфера всеобщей подозрительности, но между собой говорили на родном языке.
 
gnadenflurДата: Пятница, 24.08.2012, 19:49 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2331
Статус: Offline
ВОЙНА

Ф.А.ШМИДТ. Начало войны встретила в Марксе, где училась в педучилище на пионервожатую. В тот период существовало два отделения: немецкое и русское. В июне из Маркса многие уходили добровольцами на войну. В первые дни боевых действий у Шиферштейнов погиб сын Федор.В начале августа приехала из Маркса домой в Мокроус. Традиционно иэ-эа секретности архивных фондов, считалось, что единственным документом, на основании которого было осуществлено выселение немцев Поволжья, является Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года -О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Однако, зная процесс законотворчества советской системы, нетрудно представить, что первоначальные решения по любому вопросу жизнедеятельности государства и общества принимали партийные органы, и лишь затем они «оформлялись в советском порядке-, то есть им придавался характер государственного решения. Разновидностью такой системы были совместные партийно-советские постановления. Именно так оформлялось решение о выселении немцев Поволжья.

Первым документом, поставившим крест на судьбе Республики немцев Поволжья, стало постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) 2060-935сс от 12 августа 1941 года «О расселении немцев Поволжья в Казахстане» Через несколько дней по каким-то соображениям это постановление было несколько изменено. В частности, в качестве места высылки, кроме Казахстана, была также названа Сибирь.

26 августа 1941 года Совнарком и ЦК ВКП16) приняли еще одно постановление «О переселении немцев из Республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей». Из постановления Совета народных Комиссаров Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941 г. – «О переселении немцев из Республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей» -Переселить всех немцев из Республики немцев Поволжья и из Саратовской и Сталинградской областей общей численностью 479841 человек в следующие края и области . (В 7 административных регионов. – С.Ц.) Переселению подлежат все без исключения немцы, как жители городов, так и сельских местностей, в том числе члены ВКП(б) и ВЛКСМ. Переселение производить целыми колхозами. Расселение на новых местах производить как путем целых колхозов в существующие, так и путем расселения переселенного колхоза на новом месте. При отсутствии жилого фонда и хозяйственных построек в местах расселения производить строительство домов силами переселяемых. Разрешить переселенцам брать с собой личное имущество, мелкий сельскохозяйственный и бытовой инвентарь и продовольствие, всего весом до 1 тонны на семью. Установить, что принадлежащие переселенцам постройки, сельскохозяйственные орудия, скот и зернофураж остаются на месте и сдаются по оценочному акту специальным комиссиям.

Разрешить мобилизовать нужное количество авто-гужтранспорта местных организаций и колхозов для перевозки переселяемых. К переселению приступить с 3 сентября 1941 года и закончить 20 сентября 1941 года»

В качестве приложения к постановлению Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа ведомством Л Берии были разработаны и утверждены высшими партийными и советскими исполнительными органами -Инструкция по проведению переселения немцев, проживающих в АССР немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областях и «План переселения жителей немецкой национальности из Республики немцев Поволжья, Сталинградской и Саратовской областей»- Эти документы, во многом повторяя Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(6), в ряде моментов уточняли и конкретизировали его.

Инструкция, в частности, определяла:

семья, где глава семьи (муж), не является по национальности немцем, а жена немка, не выселяется,предупреждать переселяемых, чтобы на упакованных вещах делались бирки с надписью фамилий, а также брали с собой продовольствие из расчета не менее чем на один месяц,на каждый эшелон выделить начальника эшелона из числа начсостава войск НКВД и 21 человек караула,для агентурно-оперативного обслуживания переселяемых в пути следования на каждый эшелон выделяется один оперативный работник,поезд должен быть составлен таким образом, чтобы семь-восемь вагонов оставались для погрузки имущества переселяемых, один санитарный и один вагон для караула; питание переселяемых в пути следования производится в специально установленных пунктах - железнодорожных буфетах. Горячая пища и кипяток выделяются два раза в сутки. Оплату за питание производит начальник эшелона. Расходы на питание производить из расчета 6 рублей на человека в день.по договоренности с местными органами власти на каждый эшелон выделяется врач и дее медсестры с необходимыми инструментами и медикаментами,

в дни проведения операции НКВД выставить милицейские заслоны на перекрестках дорог для задержания лиц, которые попытаются укрыться от переселения. Непосредственное проведение операции по переселению возлагается на оперативные группы сотрудников НКВД и милиции. К оперативным группам придаются специальные войсковые подразделения. Руководитель операции по району создает из выделенных ему сотрудников оперативные группы соответственно количеству колхозов и населения в районе;оперативные группы приступают к подготовительной работе по переселению (составление списков переселяемых, сбор и упаковка вещей, прием оставшегося имущества на хранение представителями местных Советов трудящихся) одновременно 30 августа 1941 года:начальники оперативных групп районов за три дня до отправВки переселяемых передают представителям местных органов власти, привлекаемым к проведению операции, списки на лиц, подлежащих переселению, для объявления переселяемым под расписку и предупреждение о подготовке к отправке. Извещение об этом должно быть произведено каждой переселяемой семье в отдельности.

Сбор всякого рода собраний и коллективное обсуждение вопросов, связанных с переселением, жителям, подлежащим переселению, не разрешается;
члены семей, не являющиеся по национальности немцами, переселению не подлежат, но могут по их согласованию следовать с остальными членами семьи.
Переселяемым разрешается брать с собой следующее имущество и мелкий инвентарь: одежда, белье, обувь, постельные принадлежности, посуда столовая , чайная и кухонная, ведра, тазы, мелкий хозяйственный и бытовой инструмент - топор, пила, лопата, мотыга, коса, грабли, вилы, молоток и т.д.,
деньги (сумма не ограничивается) и бытовые ценности.
На одного человека не более 200 кг, на семью не более 1 тонны. Мебель и другие громоздкие вещи брать не разрешается;для перевозки женщин и детей к станциям использовать транспорт.

В плане переселения жителей немецкой национальности содержались и некоторые конкретные данные.

В частности, указывалось:

руководство операцией возложено на заместителя Народного комиссара внутренних дел СССР И.Серова;

для проведения операции по переселению командированы в Республику немцев Поволжья 1200 сотрудников НКВД;

для войскового обеспечения переселения в АССР НП направлены войска НКВД в количестве 7250 красноармейцев:

переселенцы будут перевозиться в 198 эшелонах, в каждом эшелоне 65 вагонов по 40 человек.

Следует особо отметить, что в тот же день 26 августа в Немреспублику, в частности в г.Энгельс, были направлены части войск НКВД: 32-й полк оперативных войск - 1500 человек, 174-й и 175-й отдельные батальоны оперативных войск (900 человек), резервная группа войск (1 тыс.человек), 226-й и 240-й полки конвойных войск (по 1500 человек каждый), 60-й полк внутренних войск (600 человек) и батальон от 29-й бригады внутренних войск (500 человек). Начальником войсковой группы в г.Энгельсе назначен комбриг Кривенко.

Отправка войск в районы выселения немцев была осуществлена до официального введения в действие постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа или по крайней мере одновременно с ним.
27 августа 1941 года указанное постановление уже было доведено до партийных и советских руководителей АССР НП. Партийным руководством республики было разработано специальное приложение к постановлению бюро обкома, в котором подробно расписывалось, какое количество немецкого «трудового контингента», из каких кантонов и в какие покидаемые немцами села следовало направить для ухода за скотом
В тот же день, 27 августа, Нарком внутренних дел Л.Берия издал приказ №001158 «О мероприятиях по проведению операции по переселению немцев» Нарком внутренних дел, в частности, требовал: -На основании агентурно-оперативных материалов местных органов НКВД учесть «антисоветский элемент* и перед операцией арестовать его, а семьи переселить в общем порядке».

Перед началом операции совместно с советско-партийным активом провести разъяснительную работу и предупредить переселяемых, что в случае перехода на нелегальное положение отдельных членов семьи они будут наказаны а уголовном порядке, а остальные члены семей будут репрессированы;в случае отказа отдельных членов семейств, подлежащих переселению, выехать к месту расселения, таких лиц арестовать и перевезти на место расселения в принудительном порядке;

предупредить -весь оперативно-чекистский состав, что при операции он должен действовать без шума и паники. В случае возникновения волынок, антисоветских выступлений или вооруженных столкновений принимать решительные меры к их ликвидации». Таким образом, еще до , оагуста 1941 года операция по депортации немцев Поволжья была спланирована, исполнители на всех уровнях подобраны, назначены и подробно проинструктированы, проработано материальное обеспечение операции, а весь партийно-советский аппарат на местах был готов к осуществлению выселения немцев. Однако необходимо было придать готовившемуся гигантскому мероприятию против целого народа хоть в какой-то степени «законный» характер. Именно поэтому и появился уже задним числом известный указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах выселения.

При внимательном прочтении этого документа возникает ощущение, что его составители больше руководствовались эмоциями, чем здравым смыслом. Первые два абзаца Указа от 28.08.1941 года дают идеологическое и политическое обоснование решения о депортации. Для любого профессионала того времени был ясен бредовый характер заявления о том, что среди 400-тысячного немецкого населения, проживающего в Поволжье, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, заселенных немцами Поволжья. В государстве с его гипертрофированными органами политического сыска и беспредельно раздутым карательным аппаратом, где каждый человек находился -под колпаком где существовала разветвленная система тайных осведомителей, где поголовно все население из года в год натаскивалось на поиск «врагов народа», такое (чтобы едва ли не каждый десятый немец, включая грудных младенцев, был шпионом или диверсантом) было просто невозможно. Вне сомнения, первые абзацы указа были обращены прежде всего к советскому обывателю и рассчитаны на разжигание массовой ненависти к немцам Поволжья и других регионов. Это наглядно подтверждает второй абзац указа, где поволжским немцам прямо предъявляются обвинения в измене: «О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев Поволжья никто из немцев, проживающих в районах Поволжья, советским властям не сообщал, следовательно, немецкое население районов Поволжья скрывает в своей среде врагов Советского народа и Советской власти».

Таким образом, немцы Поволжья - изменники Родины, шпионы и диверсанты. Но, несмотря на это, руководство страны проявляет трогательную заботу о них, что видно из третьего и четвертого абзаца Указа:

«В случае, если произойдут диверсионные акты..., случится правонарушение. Советское правительство по законам военного времени будет вынуждено принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья. Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных правонарушений Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы...»

Переселяемым обещали государственную помощь по устройству в новых районах, изобилующих пахотной землей.По неподтвержденным документами данным, еще в июле 1941 года некоторое число оперативных работников НКГБ АССР НП, переодетых в фашистскую форму, сбрасывается на территории республики, в том числе и на некоторые немецкие села Федоровского кантона. Все парашютисты вылавливаются местным населением, и только своевременное прибытие отряда сотрудников НКГБ позволяет незадачливым «фашистам» уцелеть от расправы.

В период начала войны отмечались лояльность поволжских немцев к режиму и его идеологии, высокий патриотический порыв, охватывающий значительную часть граждан Немреспублики, а также и то. что именно эти проявления со стороны немецкого населения АССР НП интенсивно эксплуатировались руководством страны в контрпропагаиде направленной на противника в первые месяцы войны.

Депортация стала актом слепой ярости и мести за поражения на фронте в первые месяцы войны.30 августа по распоряжению прибывшего в Саратов и Энгельс для руководства операцией по депортации И.Серова, получившего личное указание Л Берии, республиканские газеты – «Нахрихтен» и «Большевик» публикуют Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа. В соответствии с этим указом все должностные лица немецкой национальности освобождаются от исполнения своих служебных обязанностей. Что касается рядовых граждан немецкой национальности, то они, несмотря на обиду, возмущение, «антисоветские», «пораженческие» и повстанческие» разговоры, в целом покорились судьбе По данным органов НКВД, по всей Немреспублике не оказалось ни одной семьи, которая отказалась бы переселяться.

С. ЦУХ
 
gnadenflurДата: Пятница, 24.08.2012, 19:59 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2331
Статус: Offline
Дорога на Голгофу

Ф.А.ШМИДТ. В воскресенье 31 августа нас известили о выселении: в девять часов утра пришли сотрудники НКВД, отметили в своих списках всех членов нашей семьи, дали расписаться и предупредили, чтобы мы готовились. Муж сестры, Иван Егорович Трофимов, работал в тот период в районном отделе НКВД, но нам заранее ничего не сказал - время было такое.

С собой в дорогу собрали продовольствие на месяц, одежду, всякие узлы, баулы, сундуки, швейную машину.

Всех немцев с вещами подвозили в Мокроус на подводах в район МТС (за железнодорожной линией). Весь день 6 сентября шла погрузка, а на другой день к вечеру эшелон отправился.В дороге не кормили, питались тем, что взяли с собой. На станциях бегали за водой, благо что конвоя в вагоне не было. А ехали со мной в вагоне одни жител и Мокроуса.

Поданным А.Германа; со станции Мокроус было отправлено Зэшелона: 6 сентября 866 (2253 человека), 8 сентября 797 (2270 человек) и 792 (2333 человека). Погрузка людей проходила из Федоровского и частично из Гнаденфлюрского кантонов. Всего со станции Мокроус отправлено 3 эшелона, в которых находилось 6856 человек.

Со ст.Плес погрузка проводилась частичное Гнаденфлюрского кантона: 3 сентября - эшелон 857 (2358 человек). Таким образом, с двух станций современного Федоровского района было отправлено 9214 человек.

Эшелон №866 прибыл 17сентября в Алтайский край на ст.Тальменка, и всех немцев расселили в Залесовском районе.
Эшелон №797 (в котором была отправлена Ф.А.Шмидт) прибыл 15 сентября (по воспоминаниям Ф.А.Шмидт -14 сентября) на ст.Кокчетав Северо-Казахстанской области (ныне Кокчетавскэя область). Место расселения -Кокчетавский район.
Эшелон №792 прибыл 1 октября на ст.Туз-Кола Павлодарской области. За время пути родилось 4 человека, Место расселения -Лозовский район.
Эшелон №857 прибыл 11 сентября на ст.Барнаул Алтайского края. В пути умерло 2 человека. Место расселения - Каменский район.

По данным республиканского статистического управления (см.A.A.Герман «История республики немцев Поволжья в событиях, фактах, документах», М.«Готика», 1996г., стр.248), на 1 января 1941 года на территории Федоровского кантона из 21 тысячи населения 8,4 проц. (или 1764 человека) составляли немцы. В Гнаденфлюрском кантоне из общего числа жителей (20,Зтыс.) немецкое население составляло 51 процент (10353 человека). Таким образом, немецкое население двух кантонов (Федоровский кантон в 1935 году был разделен на два: Федоровский и Гнаденфл юрский) - 12117 человек.
В ссылку отправлено 9214 человек, ориентировочно не были депортированы в начальный период войны приблизительно 2903 человека. Видимо, часть немцев была призвана в армию весной 1941 года, а часть немецких женщин состояла в браке с лицами других национальностей.

Чтобы не загружать основные железнодорожные трассы, по которым шли к фронту воинские эшелоны,передвижение составов с Поволжскими немцами в Сибирь и Казахстан осущестствлялось кружным путем: через Саратовское Заволжье - в Казахстан (Уральск, Актюбинск и далее на юг до Алма-Аты), оттуда по Туркестано-Сибирской магистрали на север до Барнаула и Новосибирска, от Новосибирска на запад (в Омскую область и Северный Казахстан) и на восток (в Красноярский край). В зависимости от конкретных станций погрузки и пунктов назначения общее время нахождения эшелонов в пути колебалось от 9 до 16 суток.

Условия жизни переселенцев в пути были очень тяжелыми. Люди перевозились в ксрытых товарных вагонах. В каждый вагон набивали по 40 и более человек с имуществом. Спали на нарах, а то и просто на полу, подстелив солому. Из-за сбоев в графике движения горячее питание на станциях осуществлялось нерегулярно. Постоянные проблемы были с водой, особенно когда эшелоны шли по центральным и южным областям Казахстана. По воспоминаниям многих переселенцев, пожалуй, наиболее болезненным в физическом и нравственном плане в пути стал вопрос отправления естественных надобностей, который оказался совершенно не продуманным и потому для людей превращался, по существу, в массовую и постоянную пытку, особенно когда эшелоны по многу часов шли не останавливаясь.

Из-за некачественной воды и антисанитарных условий во многих эшелонах имели место вспышки инфекционных желудочно-кишечных заболеваний, жертвами которых становились прежде всего дети. По далеко не полным данным, в эшелонах, перевозивших граждан бывшей Республики немцев Поволжья на восток, умерло 129 человек, из них 2 человека - наши земляки.

В пути следования эшелонов НКВД не злоупотреблял арестами. С помощью тайных осведомителей, которые, как явствует из документов, имелись и среди переселяемых, практически в каждом эшелоне шел процесс накопления компрометирующего материала, выявление "антисоветского- и «профашистского» «элемента». Аресты были произведены позже, по прибытии.

С. Цух
 
gnadenflurДата: Суббота, 25.08.2012, 11:59 | Сообщение # 5
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2331
Статус: Offline
-
В ссылке

Ф.А. ШМИДТ. В Кокчетаве на привокзальной площади уже стояли грузовики и подводы. Всех построили, провели перекличку и распределили на транспорт. В казахский колхоз «Биктесан» Кокчетавского района направили 30 немецких семей, из них 15 из Мокроуса. В день приезда стояла солнечная погода, было воскресенье, рядом лес с ягодами.
Местное казахское население приняло нас спокойно. Осенью выкопали картошку, убрали зерновые культуры. Поселили нас в старых татарских домах. На первое время на семью выдали по одному литру керосина, спички. Конечно, питания не хватало, страдали авитаминозом. Привезенную с родины одежду меняли на хлеб, дробили просо на еду. Для стирки использовали золу. Баню топили по-черному Дети стали ходить в школу. Пелагея Яковлевна Карлин, учительница из Мокроуса. русская, приехавшая вместе с мужем, стала работать учительницей начальных классов. Спустя некоторое время их сын погиб в трудовой армии. В 60-е годы семья Карлин вернулась из ссылки в г.Энгельс. В паспортах у всех прибывших поставили штампы о запрете выезда. В быту все немцы говорили все-таки на родном языке. Запретов на отправку и получение писем не существовало. В селе не было ни радио, ни газет, и мы практически ничего не знали о положении дел на фронтах.

В 1942 году урожай получили отменный и поэтому осенью складывали его в скирдах, а в зимний период молотили.В декабре 1942 года наступили страшные холода, продолжавшиеся практически до середины марта 1943 года.

С самого начала расселения не выполнялся заложенный в постановлении СНК СССР и ЦК ВКПН(6) от 26 августа 1941 года принцип поколхозного расселений переселенных немцев. Расселение проводилось посемеймо. В каждый район направлялось определенное число семей, которое, в свою очередь, далее дробилось еще по селам и колхозам.
Отдельное жилье немецким семьям в местах уплотнения давали за редким исключением: «уплотняли« семьи местных жителей за счет вселения к ним под крышу. Такое сожительство, как правило, негативно отражалось на взаимоотношениях между приезжими и хозяевами, поскольку, во-первых, причиняло последним существенные неудобства, а во-вторых, незнание обычаев, традиций, уклада жизни друг друга приводило к конфликтам.

Положение немцев-переселенцев усугублялось тем, что ввиду спешного выселения (график погрузки и перевозки был превыше всего) значительная часть из них при увольнении с работы не получила заработной платы и полного расчета и, следовательно, осталась без средств к существованию. А в подавляющем большинстве колхозов, куда попадали переселенцы, какое-либо авансирование не проводилось.
По сравнению с рабочими и служащими колхозники бывшей АССР НП находились в более выгодном положении, поскольку привезли с собой документы: обменные квитанции, акты на сдачу как колхозного, так и личного имущества. Партия и государство обещали им компенсировать потерю этого имущества (постановление СНК СССР и ЦК ВКП(6) от 26 августа 1941г.). Но на деле все вышло совсем иначе. Официально никто не отменял положение постановления о компенсации, однако Центр никаких раэьяснительных документов о том, из каких средств производить компенсацию, не посылал. Местные же партийные, советские и хозяйственные органы, не имея полномочий, да и материальной основы на выдачу переселенцам компенсации, естественно, принимать у немцев документы и выдавать взамен деньги и имущество отказывались. Единственное, что было сделано в некоторых местах - это выдача переселенцам по имевшимся у них обменным квитанциям хлеба,да и то в небольшом количестве (не более 3 центнеров на семью). Но в то же время, как сообщали наверх органы НКВД,
совершенно не возмещаются по квитанциям картофель и другие овощи, а также скот».

Трудовая армия

Ф.А.ШМИДТ, В январе 1943 года меня мобилизовали в трудовую армию. Дали три дня на сборы, а затем путь на санях в Кокчетав. В одной иэ школ шло формирование команды. На вокзал уже шли строем , а 40 человек мобилизованных погрузили в товарный вагон с «буржуйкой» и отправили в г.Краснокамск Пермской области на строительство нефтеперегонного завода. Условия труда оказались здесь ужасными: кирка и лопата. Но по воле случая мне повезло: ровно через неделю переводят уже на шлакоблоковый завод. Здесь давали карточки -1 килограмм хлеба в день, два раза в день водили в столовую, в которой кормили пустой похлебкой с капустой без картошки. За перевыполнение нормы полагался дополнительный талон на завтрак : суп с кусочком «американского омлета» (сухой яичный порошок) и 100 граммов хлеба.

Жить приходилось в Доме культуры, на сцене которого устанавливались трехэтажные нары. Работали по 12 часов (с 8 до 20), без выходных. Дом культуры находился за восемь километров от промышленной зоны. Утром подьем в половине пятого, на работу и с работы каждый день шли строем по 16 километров. Если у кого раалась обувь, выдавались лапти, и это при уральских морозах. Среди «спецконтингента» свирепствовали болезни, особенно сыпной тиф. Каждый день умирало очень много людей. По сравнению с Казахстаном здесь уже радио и газеты были, так что о военных событиях представление имели.

В 1943 году 1 и 2 мая дали впервые выходные дни и разрешили свободно выйти в город без конвоя. В дальнейшем к концу войны трудармейцам стали изредка предоставлять дни отдыха. Но зарплату так ни разу не получали. В 1944 году в городе появились военнопленные. Многих женщин-немок отправляли работать переводчицами. Общаясь в соответствующей среде, я сама досконально выучила немецкий язык, а ведь среди моего окружения были девушки, которые и по-русски говорили с трудом.

Общее настроение сложилось вполне однозначное: скорее бы все закончилось и возвратиться домой. Утром 9 мая 1945 года забегает комендант, включает радио. У всех на душе появилось радостное чувство: "Кончилось!"
Конечно, в годы войны и в глаза плевали, фашистской сволочью называли, и вообще «немец» было слово ругательное. После войны этого уже не отмечалось. (Это не совсем верно. А.Винтер)

Переселение немцев из мест традиционного проживания в Сибирь и Казахстан, лишение их годами нажитого имущества, пренебрежение к их элементарным нуждам, обращение с ними как с врагами имели вполне адекватную реакцию: немецкое население стало относиться к режиму неприязненно, а в ряде случаев и откровенно враждебно. Ясно, что в целях безопасности и самосохранения подавляющее большинство немцев скрывало свои взгляды и чувства, однако они все же прорывались наружу в разговорах между собой. Чтобы держать под контролем мысли и действия переселенцев, органы НКВД привлекли к себе на службу в качестве тайных осведомителей достаточно большое число людей из среды переселенцев. Именно поэтому всякие намерения немецкого населения, представлявшие с точки зрения НКВД опасность для власти, пресекались в зародыше.

По мнению центрального руководства НКВД, основанному на докладах с мест, к концу 1941 года ситуация с немцами-переселенцами была такой напряженной и взрывоопасной, что обычными превентивными арестами положение спасти было нельзя, необходимы были радикальные меры. Такой мерой, как представляется, стало постановление Государственного Комитета обороны ГКО-1123 ее от 10 января 1942г. "О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет ",В соответствии с постановлением все немцы-мужчины в возрасте от 17 до 50 лет, годные к физическому труду, выселенные в дальние районы страны, мобилиэовывались «в количестве до 120 тысяч в рабочие колонны на все время войны.

За неявку по мобилизации, за нарушение дисциплины и отказ от работы в колоннах или дезертирство Постановление предусматривало суровую ответственность «с применением по отношению к наиболее злостным высшей меры наказания. Пункт 4 Постановления гласил: «Обязать НКВД СССР и НКПС СССР установить в рабочих колоннах и отрядах из мобилизованных немцев четкий распорядок и дисциплину, обеспечив высокую производительность труда и выполнение производственных норм». Реально это означало, что практически взрослое мужское население из среды немцев-переселенцев переводилось на положение заключенных со всеми присущими заключению атрибутами: лагерным образом жизни, конвоем, охраной лагерей и т.п.
Все мобилизованные обязаны -были явитъся на сборные пункты в исправной зимней одежде с запасом белья, постельными принадлежностями, кружкой, ложкой и 10-дневным запасом продовольствия. Безусловно, многие из этих требований были трудновыполнимыми, поскольку в результате переселений немцы лишились своего имущества, многие их них, по существу, были безработными, и все они влачили жалкое существование.

Отряд формировался из 1500-2000 человек по производственному принципу. Во главе отряда назначался начальник из чекистов-лагерников. Отряд делился на колонны численностью 250-350-500 человек. Во главе колонны назначался чекист-лагерник, знакомый с производством, на котором используется колонна. Колонна делилась на бригады от 35 до 100 человек в зависимости от условий производства. Во главе бригады назначался бригадир-мастер-специалист (возможно, и из числа немцев).

На начальников колонн и бригадиров возлагалось наблюдение и проверка мобилизованных по спискам, своевременный вывод всех находящихся в их подчинении на работу, передача трудармейцев под расписку начальнику участка и прием их обратно по окончании смены, точное соблюдение установленного внутреннего распорядка, обеспечение бытового обслуживания мобилизованных, поддержание чистоты и порядка в бараках и многое другое.

Статьи, определявшие обязанности мобилизованных немцев, по своему характеру походили на статьи воинского устава Личный состав рабочих колонн должен был «четко и беспрекословно выполнять приказы и распоряжения начальников», соблюдать трудовую дисциплину, правила внутреннего распорядка, иметь опрятный вид, соблюдать тишину и порядок. Находясь в строю, тоже надо было точно выполнять все законные требования комсостава, строго соблюдать порядок, тишину и внимание При встрече с начальником трудармеец был обязан встать по команде «смирно» и сесть только после разрешения командира. При обращении к руководству необходимо было встать, поднять руку к козырьку, опустить и находиться в положении -смирно». Подобная инструкция действовала не везде, а только по линии наркоматов нефтяной и угольной промышленности.

Инструкции требовали селить трудармейцев в казармах-бараках колоннами. Причем все колонны размещались в одном месте - «зоне», огражденной забором или колючей проволокой. По всему периметру «зоны-предписывалось круглосуточно выставлять посты военизированной охраны, блок-посты караульных собак и дозоры. Стрелкам охраны ставились задачи пресекать попытки побегов, осуществлять -местный розыск» и задержание дезертиров, не допускать общения немцев с местными жителями и заключенными.

Кроме охраны "зон", осуществлялась охрана маршрутов передвижения и мест работы мобилизованных. На путях движения колонн выставлялись скрытые посты охраны, которые располагались в заранее определенном месте в целях перекрытия путей наиболее вероятного движения беглецов. После окончания передвижения колонн на работу и обратно посты снимались.

Район работ перед прибытием мобилизованных окружался скрытыми постами и оцеплением, которые дополнялись дозорами для осмотра местности. У входа на рабочую площадку выставлялся контрольно-пропускной пункт, а на территории самих площадок устанавливалось дежурство стрелков без оружия, на которых возлагалось проведение периодической проверки, не реже одного раза в час, численности работающих мобилизованных немцев по бригадам.Основные положения этой инструкции почти дословно воспроизводила положение временного наставления по службе охраны исправительно-трудовых лагерей НКВД, разработанного для заключенных. Таким образом, личный состав рабочих отрядов и колонн из мобилизованных немцев практически ставился на положение осужденных, по трудармейцам даже разрешалось применение оружия.Для профилактики побегов трудармейцев власти ужесточили режим содержания, широко практиковалось проведение обысков. Указанием 317 от 3 августа 1942 года заместителя наркома внутренних дел Круглова начальникам лагерей предписывалось не реже двух раз в месяц проводить тщательный осмотр всех помещений лагеря, где содержались мобилизованные немцы. Одновременно с этим проводился осмотр с проверкой личных вещей, во время которого изымались запрещенные к пользованию предметы.Запрещалось хранить оружие, алкоголь и наркотики, документы, удостоверяющие личность, планы местности, карты районов и областей, фото-и радиоаппаратуру, бинокли, компасы. Виновные в хранении запрещенных предметов привлекались к ответственности.Личный обыск мобилизованных публично не проводился. При появлении у администрации подозрений в отношении какого-либо трудармейца она имела право вызвать подозреваемого в помещение оперативного отдела лагеря, где он подвергался личному обыску.

С октября 1942 года периодичность проверок и личного обыска немцев была увеличена до одного раза в месяц. Но теперь при обнаружении запрещенных вещей в казарме или бараке к ответственности привлекались, кроме виновных, дневальные и командиры подразделений, в помещении которых обнаружили эти вещи.Утром после подьема и вечером перед отбоем (около 23.00) производились проверки наличия личного состава по спискам колонны. Кроме того, проверка проводилась перед сменой путем переклички в строю .О результатах проверок и переклички немедленно докладывалось вверх по команде, при отсутствии кого-либо из трудармейцев немедленно сообщалось в горотдел или в райотдел НКВД и оперативный отдел управления лагеря для объявления розыска. За нарушение правил внутреннего распорядка, производственной дисциплины, невыполнение поручений администрации, невыполнение производственных норм и заданий по вине рабочего, нарушение правил безопасности, порчу инвентаря, инструмента и имущества на трудармейцев накладывались дисциплинарные взыскания. За незначительные проступки объявляли личный выговор, предупреждение, выговор перед строем и в приказе, применялись денежный штраф, назначение на более тяжелую работу до одного месяца, арест. Наиболее злостные нарушители направлялись в штрафные колонны на срок до трех месяцев или предавались суду. Дезертирство и злостный отказ от работы предусматривали меры наказания в виде лишения свободы со строгой изоляцией от одного года до расстрела с конфискацией имущества.

Проблема "выжить" становилась мерилом существования любого представителя немецкого народа, всех, кому судьба уготовила такой исход. При максимальном напряжении физических сил в условиях подневольного труда, нехватки продовольствия, медикаментов, одежды, обуви люди должны были трудиться и выжить. Условия были настолько тяжелыми, что даже организованность, пунктуальность немецкой нации в "зонах" вряд ли помогали выстоять против учреждавшегося режима в местах пребывания. Заканчивалось это тем, что многие «ломались», не выдержав испытаний при скудной пище и полном отсутствии условий для нормального проживания.

Данное 'Изобретение* одним махом решало две проблемы: ликвидировало возможный социальный взрыв в местах проживания переселенных немцев и обеспечивало дешевой рабочей силой, которой можно было неограниченно распоряжаться при решении хозяйственных задач в тылу воюющей страны.
Необходимость создания рабочих колонн из немцев-переселенцев прикрывалась патриотической риторикой - немцы СССР должны были своим самоотверженным трудом в тылу приближатъ победу над "фашизмои".Не обьяснялось только, зачем их для этого надо было сажать за колючую поволоку и приставлять вооруженную охрану.

Во второй половине февраля-марте 1942 года проходит вторая массовая мобилизация в рабочие колонны -всего около 40 тысяч человек.

В октябре 1942 года - третья массовая мобилизация в трудовую армию: мужчины от 15 до 55 лет, женщины от 16 до 45 лет, кроме беременных и имеющих детей до трех лет. Дети старше трех лет передаются на воспитание ближайшим родственникам, а при их отсутствии - колхозам и сельсоветам.

С мая по сентябрь 1943 года -четвертая волна мобилизации советских немцев. В связи с истощением ресурсов мобилизуются в основном больные, инвалиды, беременные женщины, подростки 14 лет, старики.

В конце 1943-начале 1944 года режим содержания мобилизованных в рабочие колонны немцев был несколько смягчен. Разрешалось снять с "зон" вооруженную охрану и заменить ее вахтерскими постами на контрольно-пропускных пунктах и подвижными постами на внутренней территории. Стрелки ВОХРа из вольнонаемного состава заменялись мобилизованными из числа комсомольцев и членов ВКП(б). Вывод на работу стал осуществляться без охраны под командой начальника колонны или бригадира.

Лучшим проиэводственникам-трудармейцам в виде поощрения разрешался вызов семей и совместное с ними проживание вне "зоны" Но все это не означало, что такие рабочие исключались из рабочих колонн и переводились на положение вольнонаемных. Администрация предприятия выдавала им справки о разрешении проживания на частной квартире с семьей с точным указанием населенного пункта и адреса. Ежедневно они должны были являться к начальнику колонны, чтобы отметить свое присутствие. Кроме такой справки, они не могли иметь больше никаких документов. Эта справка служила основанием для прописки органами милиции с отметкой, что данный гражданин числится в "немецкой колонне "- на том или ином предприятии Но реально получить разрешение на проживание с семьей было очень сложно.

С. ЦУХ.
 
gnadenflurДата: Суббота, 25.08.2012, 12:47 | Сообщение # 6
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2331
Статус: Offline
-
Трудовая армия (Продолжение)

По новым руководящим документам конца 1943-начала 1944 года начальники колонн получили право предоставлять трудармейцам в свободное от работы время отпуск из «зоны» по увольнительным запискам с обязательным возвращением к 22.00. На территории зоны размещалась организация крытых ларьков для продажи продуктов местным гражданским населением, которое проходило на территорию лагеря по пропускам, выдаваемым дежурным по «зоне». Рабочим разрешалось свободное передвижение внутри территории, получение и отправление всех видов корреспонденции, получение продовольственных и вещевых посылок, пользование книгами, газетами и журналами, игры в шашки, шахматы, домино и бильярд, занятие физкультурой и спортом.

Труд мобилизованных немцев оплачивался, однако в первые месяцы существования рабочих отрядов и колонн в этом деле было много беспорядка и произвола. Лишь с введением с 1 октября 1943 года специальной инструкции процесс оплаты труда трудармейцев принял более или менее упорядоченный характер.

Согласно инструкции, основная зарплата немцам-трудармейцам начислялась по единым нормам выработки и расценкам с применением прогрессивно-сдельной оплаты труда, как и для вольнонаемных рабочих. За сверхурочную работу оплата труда производилась по действовавшему в то время трудовому законодательству, за отработанные выходные и праздничные дни предоставлялись отгулы. Отпуска за период пребывания в трудармии не предоставлялись, компенсации за неиспользованные отпуска не начислялись. Предусматривалась выплата пособий мобилизованным немцам по временной нетрудоспособности, как и для вольнонаемного состава, с учетом трудового стажа до мобилизации.
Из зарплаты мобилизованных немцев удерживались все виды налогов на общих основаниях и содержание в «зоне». За преждевременный износ обмундирования взыскивалась сумма в размере 12-кратной стоимости, если это было вызвано небрежностью или умышленной порчей. Стоимость питания и отпускаемых трудармейцам хлеба, сахара и мыла из зарплаты отдельно не удерживалась. Продовольственное снабжение осуществлялось через «пищеблоки», где отпуск пищи производился только по талонам. Талоны выдавались хозяйственной частью подразделения ежедневно через бригадиров при одновременном взыскании стоимости, вносимой в кассу.

Значительная часть заработанных денег высчитывалась администрацией за оплату содержания рабочих колонн. За счет мобилизованных содержался штат управления отрядов и колонн, обслуживающий персонал. Должностной оклад начальника отряда составлял 1200 рублей, начальника колонны -1000 рублей в месяц. Количество обслуживающего персонала колебалось от 4,3 до 5,5 процента от общего числа рабочих в отрядах в различные периоды времени.

После проведения всех вычетов заработная плата выдавалась трудармейцам на руки. Средняя зарплата по лагерям НКВД за 1943 год составляла от 130 до 725 рублей в зависимости от отрасли хозяйства. Больше всего платили на добыче нефти, меньше в лесхозах. Чтобы иметь представление о том, много это или мало, вот некоторые цены того периода: булка хлеба - 2-10 рублей, килограмм картофеля -5-15 рублей, литр молока - до 20 рублей, пара ботинок-100-150 рублей, фуфайка -150-300 рублей. (При этом нужно только не забывать,что написанное в официальных бумагах значительно отличалось от реальной жизни.На 1943 год приходится самое большое число умерших в так называемой "трудовой армии" А.Винтер)

В зависимости от выполнения планового задания нормы питания разделялись на три вида («котла») :

- норма 1 - уменьшенная- предназначалась для тех, кто не выполнял производственные задания.(это потенциальные покойники А.Винтер)
- норму 2 получалите, кто выполнял эти задания на 100-150 процентов.
По норме 3 - увеличенной - питались те, кто перевыполнял производственные задания более чем на 150 процентов.
Так, норма 1 была ниже нормы 3 по картофелю и овощам в два раза, по мясу и рыбе -более чем в два раза, по крупе и макаронам - в три раза. По сути, питаясь по первой норме, человек находился на грани истощения и мог только поддерживать свои силы, чтобы не умереть голодной смертью.
Иногда некоторые продукты, предписываемые нормой, отсутствовали в рационе трудармейцев по нескольку месяцев. Часто одни продукты заменяли на другие. Нередки были случаи, когда пища готовилась из некачественных продуктов.

Трудности ворганизации питания вынуждали руководство наркоматов прибегать к неординарным мерам. С лета 1943 года и до самого окончания войны практиковались командировки сроком на один месяц небольших групп немцев во главе с представителями предприятий в районе проживания семей или родственников для сбора посылок и отправки их багажом в места дислокации соответствующих рабочих колонн.

Старшее поколение восприняло отрудармию как очередное звено в длинной цепи различного рода репрессивных кампаний, проводившихся при Советской власти. Людей помоложе, воспитанных на социалистической идеологии, больше всего задевало то, что их, советских граждан, коммунистов и комсомольцев, лишили возможности защищать родину с оружием в руках, незаслуженно отождествляли с немцами Германии и обвиняли в пособничестве агрессору. Эти люди всеми своими поступками, поведением, активным трудом пытались убедить представителей власти в своей лояльности, надеясь, что вот-вот ошибка будет исправлена, справедливость восставновлена.Руководство пыталось навязать трудармеицам идею, что немцы должны честным трудом искупить вину перед Родиной, но трудармейцы вины за собой не чувствовали.

От прошлого не отречешься

Ф.А.ШМИДТ. Осенью 1945 года мне дали небольшой отпуск, и я поехала в деревню зарабатывать картошку на всю зиму. Хранили мы ее под полом. Жили мы уже в бараке, где находились 12 человек.
В1946 году вступила в профсоюз, стали проводиться собрания. Появилась и заработная плата. В декабре 1946 года трудовая армия прекратила свое существование, и мы стали числиться как рабочие.
15 декабря 1947 года отменили карточки, рабочий день стал 8 часов, регулярные выходные. Стали ходить на танцы.В 1948 году дали отдельную комнату в бараке. Многие немки выходили замуж за русских. В 1950 году ко мне приехала мама, и в 1955 году мы переехали жить в одно из сел Казахстана, где до 1960 года я трудилась диспетчером автобазы.
В1956 году немцам разрешили уезжать из мест ссылки, но не в места бывшего проживания. В1960 году вернулась в Мокроус, где и живу до сих пор. Просто страшно вспоминать, что пришлось пережить, но все вынесли. У каждого поколения свой крест - от него не отречешься...

1945 г., декабрь – 1946 г., январь. Ликвидация рабочих колонн и лагерной системы (зон) проживания мобилизованных немцев. Трудармейцы закрепляются за предприятиями, им разрешается проживать в общежитии и предоставляется право перевода своих семей к месту работы.

1948 г. 26 ноября Президиум Верховного Совета СССР издает Указ «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдельные районы Советского Союза в период Отечественной войны». Указ определяет, что немцы, как и другие депортированные народы, определены в места спецпоселения « навечно», без права возврата их к прежним местам жительства». За самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения «виновные» приговариваются к 20 годам каторжных работ.

1955 год. 13 декабря Президиум Верховного Совета СССР принимает Указ «О снятии ограничений в правовом положении немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении». В Указе подчеркивается, что «снятие с немцев ограничения по спецпоселению не впечет за собой возвращение имущества, конфискованного при выселении, и что они не имеют права возвращаться в места, откуда они были выселены».

1964 г. 29 августа. Указом Президиума Верховного Совета СССР «О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» с немцев Поволжья снимаются «огульные обвинения» в пособничестве агрессору, однако их возвращение на Волгу и восстановление автономии не предусматривается.

1972 г. 3 ноября. Принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР «Оснятии ограничений в выборе места жительства, предусмотренного в прошлом для отдеяьныхкатегорий граждан». Немцы получают юридическое право вернуться в Поволжье.

1989 г. 14 ноября. Верховный Совет СССР принимает Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав».
 
gnadenflurДата: Суббота, 25.08.2012, 12:48 | Сообщение # 7
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2331
Статус: Offline
Покинутая земля

Шестьдесят лет назад (2001 г.) повернулась история не только целого народа, конкретных людей, но и Федоровского и Гнаденфлюрского кантонов.

6 сентября 1941 года Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) издают совместное постановление «Об административном устройстве территории бывшей республики немцев Поволжья», в соответствии с которым территория автономии разделена между Саратовской и Сталинградской областями. В состав Саратовской области вошли 15 кантонов, в состав Сталинградской - 7 кантонов.
7 сентября 1941 года Президиум Верховного Совета СССР издает Указ, дублирующий постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) от 6 сентября.
В связи с ликвидацией АССР НП 8 сентября прошло заседание Саратовского обкома ВКП(б}, на котором "для обеспечения партий ного и советского руководства на территориях бывшей немецкой автономии" в каждый бывший кантон,
а теперь район, были назначены по одному уполномоченному от обкома партии и облисполкома. Прием дел осуществлялся в течение недели. С15сентября все организации и ведомства Федоровского кантона перешли под управление исполкомов Советов Саратовской области.

На основании решения Переселенческого Управления при государственном комитете Обороны СССР бывшие немецкие населенные пункты заселяются семьями русской, украинской, белорусской, еврейской и других национальностей. По разверсткам ЦКВКП(б) на территории бывшей АССР НП, в том числе и в наши районы, наряду с эвакуированными с окупированных и фронтовых территорий, переселяется также крестьянство из соседних регионов.

После войны не так много немцев вернулось на родную землю. В постсоветский период стала реальностью их массовая эмиграция в Германию.

Некоторые села ,где жили депортируемые оказались разграбленными, разрушенными, другие влачат жалкое существование. В иных бывших колониях сейчас превалируют выходцы из мусульманских республик.
Все мы часто недоумеваем: отчего так бедно живет большинство жителей нашего района, с чем связано равнодушное отношение к государственным законам, собственной истории, окружающей среде? Уже полтора века земля наша, как постоялый двор, обременена миграционными проблемами. И причины тому - низкий уровень производительных сил и глобальные социальные катаклизмы, происходящие с определенной периодичностью.
Ушел в небытие целый народ, населявший долгие годы территорию нашей малой родины, исчезли значительные пласты культуры, связанные с его существованием. И никакие тенденции к «глобализации» не сделают современное общество унифицированным.

В судьбе народов, живущих на территории Федоровского района, было много и своих «холокостов». Один из них - тема данного исследования, не претендующего на полноту обобщений. «Мы будем жить лучше, если узнаем, как жили до нас», - так сказал кто-то из великих. По небольшому кирпичику разгребаются завалы местной истории. И о нашей эпохе кто-нибудь в будущем вспомнит. По-хорошему вспомнит. Верю.

С. ЦУХ



На снимке: Ф .А.Шмидт (слева) с дочерями Верой и Ириной (стоит) и мамой Анной Давидовной.Фото из семейного архива
 
gnadenflurДата: Суббота, 25.08.2012, 13:03 | Сообщение # 8
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2331
Статус: Offline
.
Хотя большинство материалов было мне уже известно,но перечитав их сейчас ещё раз..я ощутил такую тяжесть на душе..ну за что нашим дедам ,родителям да и нам родившимся в Сибири и Казахстане (рикошетом) пришлось всё это пережить ? Чем заслужили наши предки всё это ? Служа верой и правдой несколько столетий России,я думаю мы не заслужили такой участи.Почему у коммунистов не хватило ума и рассудительности восстановить справедливость ? Кому от этого всего стало лучше ?

В прошлом году ,героиня очерка Ф .А.Шмидт ,скончалась не дождавшись окончательной реабилитации....

Спасибо Сергею Цух за предоставленные материалы.Надеюсь они не оставят вас равнодушными.Выскажите ваше мнение.Поделитесь воспоминаниями ваших родных и близких.
 
kazaamДата: Вторник, 21.01.2014, 16:21 | Сообщение # 9
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Offline
Здравствуйте!
Помогите узанать где и когда родились Эймих (Кучер) Клара и Андриас, проживавших в Саратовской области, Федоровского района, с.Сабуровка. Их сослали во время войны в алтайский край с двумя детьми. А также узнать судьбу Андриаса, его в 1937 году забрали в трудармию и больше о нем ничего не известно. И узнать их родословную.
 
gnadenflurДата: Четверг, 30.01.2014, 22:42 | Сообщение # 10
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2331
Статус: Offline
kazaam, здравствуйте. По поводу семьи Эймих,сказать ничего не могу.Документов по колонии Strassenfeld - Сабуровка у меня нет.Могу только предположить,что их предки перебрались туда из Екатеринштадта,как и многие другие жители этих хуторов.В Екатеринштадте было много Emig / Emich .Попробуйте запросить архив в Энгельсе,что у них есть .Тогда можно было бы попробовать проследить их путь из Сабурова в Екатеринштадт и до Германии. По Штрассенфельд (Сабуровка) можно посмотреть здесь
 
Форум » Немного истории » Депортация - Выселение » К Дню памяти и скорби российских немцев. (Депортация. Федоровский район.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Конструктор сайтов - uCoz

Для добавления необходима авторизация