K Kanton Gnadenflur

Кантон Гнаденфлюр - сейчас Федоровский район

НЕМЕЦКАЯ АВТОНОМИЯ НА ВОЛГЕ 1918-1941 - Форум

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Гнаденфлюрский кантон » Литература о Гнаденфлюрском кантоне » НЕМЕЦКАЯ АВТОНОМИЯ НА ВОЛГЕ 1918-1941 (А. А. Герман)
НЕМЕЦКАЯ АВТОНОМИЯ НА ВОЛГЕ 1918-1941
gnadenflurДата: Воскресенье, 26.06.2011, 19:30 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2338
Статус: Offline
Выдержки из

А. А. Герман

НЕМЕЦКАЯ АВТОНОМИЯ НА ВОЛГЕ 1918-1941

Издание 2-е, исправленное и дополненное


С 1937 г. в Немреспублике появился новый вид транспорта-авиационный. В июне открылась первая регулярная почтово-пассажирская авиалиния: Саратов - Энгельс - Мариенталь - Гнаденфлюр - Мокроус - Красный Кут - Фридинфельд - Гмелинка - Палласовка - Старая Полтавка - Добринка - Обердорф -Гуссенбах - Гримм - Бальцер - Золотое - Энгельс – Саратов

Деятельность комсомольцев в Немреспублике в годы двух первых пятилеток была неоднозначной. Довольно часто активность многих из них в проведении коллективизации, хлебозаготовок, «борьбе с религией» сопровождалась такой жестокостью, которая превосходила жестокость коммунистов. Многие из них активно «разоблачали» своих товарищей, сочиняя на них доносы. Нередкостью в комсомольских организациях были пьянство и разврат. К примеру, в 1935 г. Управление НКВД АССР НП направило в обком ВКП(б) специальное сообщение «О безобразном состоянии комсомольской работы в Гнаденфлюрском кантоне», нарисовав довольно яркую картину морального и бытового разложения комсомольцев сёл Гнаденфлюр, Липовка, Вознесенка, Кавелинка
 
gnadenflurДата: Воскресенье, 26.06.2011, 19:31 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2338
Статус: Offline
Критическую ситуацию переживал в 1921 г. и областной комсомол. Если в конце 1920 г. по области насчитывалось 354 комсомольца, то в сентябре 1921 „. - всего 128.
Серьезным тормозом в развитии и укреплении партийных и комсомольских организаций являлся голод. Немало коммунистов и комсомольцев стали его жертвами. Так, например, в ноябре 1921 г. в обком РКП(б) поступило сообщение о том, что в селе Зихельберг перестала существовать партийная ячейка. Все ее члены «вымерли с голоду».

Произвол и беззаконие стали массовым явлением. Так, широкое распространение получил «штурм единоличников». Само название раскрывает содержание данного мероприятия. Полное изъятие хлеба, угроза голода, репрессии вызвали массовое бегство крестьян в города за пределы Немреспублики. Возродилось эмиграционное движение.

В течение зимы голод охватил многие сёла Покровского, Фёдоровского, Марксштадтского, Красно-Кутского и ряда других кантонов. Органы ГПУ Республики немцев Поволжья докладывали в обком об имевшихся в этих сёлах фактах опухания от голода, истощения, поедания отбросов, трупов умерших больных животных. В свою очередь, обком ВКП(б) АССР НП по состоянию на 1 января 1932 г. докладывал в Москву о том, что «в настоящее время по республике почти во всех кантонах создаётся нежелательное политическое настроение на почве продовольственных затруднений, которые к настоящему моменту стоят более остро, чем когда-либо».
В связи с голодом в некоторых сёлах происходили выступления крестьян, носившие разноплановый характер. Так, 11 февраля 1932 г. в селе Семёновка Фёдоровского кантона свыше 100 жителей с красным знаменем и транспарантом «Приветствуем Советскую власть, просим не отказать голодному населению хлебом» собрались у здания сельсовета и требовали выдать колхозникам хлеб.

17 февраля в селе Кано Зельманского кантона колхозники совершили нападение на обоз с кукурузой и разобрали значительную часть зерна. Массовый характер приняли нападения голодных крестьян на амбары, взлом замков и самовольный разбор хлеба (с. Деллер, Александрге, Штраcендорф, Орловское и многие другие). Одной из форм протеста голодных колхозников стал массовый невыход на работу (с. Фёдоровка, Зихельберг и др.). Во многих сёлах Немреспублики в тот период тайными осведомителями ОГПУ фиксировались «антисоветские повстанческие разговоры».

В 1932 г. обстановка ещё больше осложнилась. К лету голод уже явно ощущался в городах и большинстве сёл Немреспублики. Спасаясь от голода, люди вынуждены были растаскивать ещё не созревший на полях хлеб. 7 августа 1932 г. был издан «Закон об охране общественной собственности», предусматривавший суровые наказания, вплоть до расстрела, даже за мелкие хищения зерна. В народе он получил меткое название - «закон о трёх колосках». На основании этого закона в Республике немцев Поволжья с 7 августа по 1 декабря было осуждено 474 человека, из них к расстрелу - 32, к 10 годам лишения свободы - 325, остальные - их было всего 17 - к меньшим срокам заключения. Значительное число осуждённых составляли женщины, похищавшие на полях зерно, чтобы накормить своих голодных детей.

Осенью уже в который раз основная масса хлеба была вывезена из Немреспублики по хлебозаготовкам. Колхозникам практически ничего не досталось. «Распределение доходов в колхозе было таково, что колхозникам мы не выдавали на руки хлеба, а засчитывали его в общественное питание, и по существу засчитывался хлеб тот, который был уже съеден в колхозе...», - говорил впоследствии секретарь обкома ВКП(б) АССР НП А. Павлов, выступая на одном из пленумов обкома. Это признание наглядно подтвержает тот факт, что в зиму 1932-1933 гг. крестьяне, кормильцы общества, сами остались без средств существования, то есть сознательно обрекались на голодную смерть.

Массовый голод не заставил себя долго ждать. Он вспыхнул уже в ноябре -декабре 1932 г. и достиг ужасающих размеров весной и летом 1933 г.
 
gnadenflurДата: Воскресенье, 26.06.2011, 19:33 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2338
Статус: Offline
В связи с войной в Республике немцев Поволжья проводились мероприятия по военной подготовке населения, организации противовоздушной обороны, предотвращению высадки десантов, попыток совершения диверсионных актов и т. п. На основании соответствующего постановления Совнаркома СССР создавались и обучались группы ПВО, осуществлялась светомаскировка. На многочисленных учениях по отражению воздушного нападения противника отрабатывалась организация полного затемнения городов и посёлков, охраны и обороны всех важнейших объектов (нефтескладов, элеваторов, заводов, фабрик, мостов и т. п.) силами групп самозащиты, создававшихся из «проверенных людей» - работников данных объектов, а также подразделениями истребительных отрядов. 27 августа в Немреспублике был создан республиканский штаб местной противовоздушной обороны.

В соответствии с постановлением ГКО СССР от 8 августа 1941 г. на всех важнейших предприятиях АССР немцев Поволжья была создана военизированная охрана. На четвёртый день войны решением бюро обкома ВКП(б) АССР НП «в целях своевременной организации мероприятий по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника» в Немреспублике был сформирован специальный штаб, в состав которого вошли председатель Совнаркома, наркомы внутренних дел и госбезопасности, некоторые другие республиканские партийные и советские работники. Начальником штаба стал Н. Великанов. Ко 2 июля в Энгельсе, во всех кантонных центрах и посёлке Красный Текстильщик были созданы истребительные отряды, перед которыми стояла задача своевременного обнаружения и уничтожения воздушных десантов и диверсионных групп противника.

В истребительные отряды проводился тщательный отбор. Туда могли попасть только люди «из проверенного, морально устойчивого, партийно-комсомольского и советского актива, не идущего на укомплектование частей Красной Армии по мобилизации»166. Даже беглый анализ списков истребительных отрядов позволяет отметить, что в их составе было довольно много немцев, и больше того, ряд истребительных отрядов, главным образом в немецких кантонах, возглавлялся немцами. Истребительными отрядами командовали: в Палласовском кантоне - Я. Фрицлер, в Гмелинке - Р. Губер, в Гнаденфлюре - М. Орт, в Зельмане - Г. Шнейдер, в Красном Яре - Г. Экгардт, в Лизандерге - А. Брандт, в Мариентале - С. Франк. Все бойцы истребительных отрядов проходили специальную подготовку в объёме 70 часов, в ходе которой предусматривалось изучение тактики, сапёрного дела, обучение стрельбе из оружия, строевая и физическая подготовка.

13 июля бюро обкома ВКП(б), «идя навстречу желаниям патриотов социалистической родины трудящихся Республики немцев Поволжья влиться в ряды народного ополчения», приняло решение о создании на территории АССР НП отрядов народного ополчения, в соответствии с которым в г. Энгельсе и каждом кантоне на добровольной основе надлежало создавать по территориально-производственному принципу подразделения и части народного ополчения. В ополчение принимались «лучшие производственники предприятий, учреждений и колхозов, проверенные, политически устойчивые». Командный состав подразделений в обязательном порядке утверждался городским Энгельс -ским и кантонными комитетами ВКП(б). Со всеми ополченцами проводилось без отрыва от производства военное обучение по программам 1-й и 2-й ступеней. Партийным комитетам всех уровней надлежало проводить «разъяснительную работу о формировании отрядов народного ополчения, ставя перед ополченцами наряду с задачами изучения военного дела, всемерное повышение производительности труда, выполнение хозяйственно-производственных задач предприятия, колхоза и кантона».

Отряды народного ополчения создавались примерно в течение месяца. На 15 августа 1941 г. в народном ополчении АССР НП состояло 11 193 человека, в том числе 2 635 женщин.

Для уяснения структуры ополченческих подразделений приведём список командного и политического состава стрелковой роты народного ополчения при кантонном центре Лизандерге:

«1) Командир роты тов. Брандт А. Р. - член ВКП(б).
2) Политрук роты тов. Шефер Г. С. - член ВКП(б).
3) Старшина роты тов. Баллардт А. - член ВКП(б).
4) Писарь роты тов. Шеллер - член ВКП(б).
5) Командир 1 взвода тов. Триколе Е. А. - член ВКП(б).
6) Командир 2 взвода тов. Визенмиллер Я. А. - член ВКП(б).
7) Командир 3 взвода тов. Бенцлер Ф. Ф. - член ВКП(б).
8) Командир санитарного отряда тов. Сильченко Я. А. - член ВКП(б).
9) Политрук санотряда тов. Думмлер Л. - член ВКП(б)».

Из приведённого списка становится достаточно ясным, что немцам не чинилось каких-либо преград к участию в ополчении и даже к занятию командных и политических должностей. Сказанное подтверждается, в частности, и решением Каменского канткома ВКП(б) от 28 июля 1941 г. об утверждении командного состава подразделений народного ополчения Каменского кантона. Командирами рот были утверждены Л. Гиллингер и И. Франц, командирами взводов: Ф. Вейман, Э. Штеле, Г. Думмлер, И. Шефер, П. Шпеттер, Д. Альбрандт, Я. Шмидт, О. Резер, И. Визнер.
 
gnadenflurДата: Воскресенье, 26.06.2011, 19:34 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2338
Статус: Offline
3 августа 1941 г. на основании «многочисленных предложений трудящихся» и исходя из того, что «стихийно возникшему фонду обороны должны быть приданы соответствующие организационные формы», руководство АССР немцев Поволжья приняло решение о создании в Немреспублике фонда обороны страны. Основными источниками сбора средств в фонд определялись добровольные индивидуальные взносы граждан деньгами, ценностями, продовольствием, промышленными товарами. На всех предприятиях, в колхозах, учреждениях и домоуправлениях выделялись уполномоченные по сбору добровольных взносов в фонд обороны. Партийным организациям предписывалось осуществлять тщательный контроль за полной и своевременной сдачей собранных средств и ценностей на специальный счёт в госбанке.

Как видим, искреннему патриотическому порыву населения партийно-советское руководство Немреспублики поспешило придать формально-бюрократический казённый характер, поставив его под свой контроль. Примечательно, что ещё до наложения партийной руки на фонд обороны, жителями АССРНП для фронта было собрано (по состоянию на 1 августа) 161 тыс. рублей - сумма по тем временам немалая, свидетельствовавшая о широком распространении патриотических чувств среди населения немецкой автономии.

После создания официального фонда обороны Немреспублики нередким явлением стало использование административно-силовых методов выкачивания средств, особенно продовольствия из колхозов, что практически всегда сопровождалось ссылкой на потребности фонда обороны, демагогической спекуляцией на патриотических чувствах.
Следует отметить, что паразитирование на патриотических чувствах и делах населения Немреспублики, прежде всего немецкого, использование их в целях политической конъюнктуры с началом войны стало едва ли не основной линией в деятельности партийной организации АССР НП. Без всякого сомнения, эта линия проводилась по указке центра, лелеявшего на первых порах утопическую надежду использовать немцев Поволжья в качестве инструмента давления на «братьев по классу» в Германии и солдат её оккупационной армии.

В июле -августе почти всё взрослое население Немреспублики было втянуто в мощную контрпропагандистскую кампанию, направленную прежде всего на вооружённые силы Германии. По указанию центра обком ВКП(б) составил специальный план поступления резолюций митингов, писем и обращений из городов и кантонов АССР НП. План был расписан по кантонам, датам, социальным и профессиональным группам. Например, один из самых маленьких кантонов - Эрленбахский - по разнарядке должен был представить в обком партии резолюции митингов:

от рабочих артели «Цукунфт» - 16 июля,
от Розенбергской МТС - 17 июля,
от двух лучших колхозов - 18 июля,
от интеллигенции кантона - 19 июля.

Все резолюции в тот же день направлялись в ЦК ВКП(б). Многие из них публиковались в центральных газетах, использовались в радиопередачах на Германию, в качестве листовок для «распропагандирования» германских войск.

Контрпропагандистскими документами самого высокого уровня стали обращения к германскому народу Председателя Верховного Совета АССР НП К. Гофмана и Председателя Совнаркома А. Гекмана 13 и 14 июля 1941 года. Конрад Генрихович Гофман, обращаясь к солдатам, рабочим, крестьянам, интеллигенции Германии, заявлял: «С чувством величайшей тревоги мы думаем о вас, страдающих под гнётом гитлеровской шайки жалких выродков, гнусных разбойников и головорезов, затоптавших в грязи и крови всё лучшее, что есть в трудолюбивом и культурном германском народе». И далее Председатель Президиума Верховного Совета Немреспублики призывал: «Солдаты, рабочие, крестьяне, интеллигенция Германии! Не проливайте своей крови во имя разбойничьих целей Гитлера! Поверните ваше оружие против вашего заклятого врага Гитлера и всей его кровожадной банды насильников. Лишь после уничтожения Гитлера и его своры вы сможете зажить свободной и счастливой жизнью. Долой кровавый фашизм! Вставайте на борьбу за свободную Германию!».

К. Гофману вторил Александр Гекман: «Жизнь немцев Поволжья в стране Советов свободна, радостна и зажиточна. Жизнь трудового народа Германии под господством фашистской клики является сплошным кошмаром, полна страданий, неслыханного гнёта и лишений... Поверните штыки против фашистских людоедов, помогите народам стереть с лица земли агрессоров, освободить народы от ужаса, бедствия и страдания, в которые повергли их германские фашисты»176. Все другие обращения, резолюции и письма «трудящихся» удивительно, как братья-близнецы, похожи на только что приведённые и друг на друга. В обязательном порядке в них присутствуют три момента:
- рассказ о «зажиточной, культурной и счастливой жизни» немцев в АССР НП, о трудовых подвигах её тружеников;

- описание «нужд и мучений», которые испытывают германские «трудя
щиеся» под «гнётом фашизма»;
- призыв к различным слоям населения Германии (в зависимости от того,
кто принимал резолюцию) поднимать оружие против Гитлера «и его своры»
и переходить на сторону СССР.

Приведём фрагменты из подобных документов.

«Германские крестьяне! Слушайте наш голос, голос свободных и счастливых крестьян Советской Республики немцев Поволжья... Гитлер и его банда коричневых убийц поработили вас... Вашим жёнам приходится в изнурительном труде обеспечивать и поле, и двор, потому что крестьяне-мужчины загнаны в фашистскую армию... Свергайте фашизм, завоюйте себе такую же свободную и счастливую жизнь, какой живём мы, ваши братья!» (из обращения общего собрания колхозников села Швед, 12 июля 1941 г.)

«Рабочие Германии! Братья по классу! К вам наше слово. Мы, рабочие Республики немцев Поволжья, живём счастливо и зажиточно... Фашистские правители угнетают и германских рабочих, страдания которых мы хорошо понимаем. Мы знаем, что вы горите страстным желанием освободиться от ига гитлеровских банд, стереть позорное пятно фашизма с лица германского народа... Поверните оружие против ваших действительных врагов - гитлеровских фашистов...» (из резолюции митинга рабочих завода «Коммунист». Марксштадт, 12 июля 1941 г.)178;

«Немецкие солдаты! Слушайте слово красноармейцев Немреспублики, представителей единственной области в Европе, где немцы действительно свободны и счастливы... Кончайте войну! Переходите на нашу сторону, где вам гарантирована жизнь, хлеб и хорошее обращение... Свергайте Гитлера и его банду! Этим вы боретесь за свободную и счастливую Германию!» (из открытого письма красноармейцев - немцев Поволжья - германским солдатам. Энгельс, 15 июля 1941 г.).

Несомненно, что все рассмотренные нами выше, а также и другие обращения, резолюции, письма, составленные наивно и примитивно, вряд ли могли сыграть какую-то положительную роль в борьбе с оккупантами, поскольку германские солдаты, напавшие на СССР, были оболванены не менее изощрённой нацистской пропагандой, опьянены рядом лёгких побед в Европе. Очевидно, именно по этой причине контрпропагандистская кампания с использованием немцев Поволжья в середине августа начала постепенно ослабляться и к концу месяца вообще сошла на нет.В июле - августе 1941 г. по указанию ЦК ВКП(б), видимо, в тех же контрпропагандистских целях обком партии АССР НП еженедельно представлял в центр доклады «О фактах патриотического и трудового подъёма трудящихся АССР немцев Поволжья». Несмотря на общую тенденциозность докладов и даже одиозность отдельных приводившихся фактов, в целом, анализируя эти доклады, можно составить довольно объективную картину того патриотического порыва, который охватил многих тружеников Немреспублики.
 
gnadenflurДата: Воскресенье, 26.06.2011, 19:36 | Сообщение # 5
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2338
Статус: Offline
Приведём лишь несколько наиболее характерных примеров.

Слесари Визенмиллерской МТС Зельманского кантона Ф. Циммерман, И. Цигельман и токарь Я. Еккель выполняли в июле - августе дневные задания на 200-300%. Трактористка Базельской МТС Унтервальденского кантона Элла Шандер выполняла дневные нормы на 180%. Колхозницы Луиза Винтергольцер и Анна Кексель из села Мангейм Гнаденфлюр ского кантона вместо 300 снопов по норме ежедневно вязали по 500 и более снопов. В том же селе колхозник Карл Айферт изобрёл специальные волокуши, позволившие в 3 раза поднять производительность труда на вывозе соломы из-под комбайнов. На 1 августа 1941 г. по республике 1 707 женщин заменили на производстве мужчин, ушедших на фронт. Из них- 392 вернулись на работу в качестве трактористок, 215 - в качестве комбайнёров и штурвальных, 14 - в качестве шоферов. Работницы и инженерно-технический состав фабрики им. К. Либк-нехта в г. Бальцере работали в выходной день и всю заработанную сумму -10770 руб. - передали в фонд обороны. Колхозники колхоза им. Сталина Ли-зандергейского кантона собрали для раненых бойцов госпиталя в г. Энгельсе по одному центнеру масла и молока, три центнера мяса, 50 кг сыра. Широкое распространение получило донорство. Если до войны в Бальцерском кантоне было всего 4 донора, то к августу 1941 г. их стало 1 005. В августе кровь сдали: в Энгельсе - 470 доноров, в Шиллинге - 233, в Байдеке - 255, десятки и сотни людей в других населённых пунктах.

Приведённые примеры вполне подтверждают высказанное нами ранее мнение о том, что с началом войны патриотический порыв охватил широкие слои населения Немреспублики независимо от их национальной принадлежности. На этот порыв опиралась партийная организация АССР НП, инициируя в пропагандистских целях открытые письма жителей Немреспублики, отправлявшиеся на фронт родственникам и землякам. В этих письмах искренние душевные слова к воюющим на фронте солдатам, как правило, перемежались с официозными пропагандистскими штампами тех времён, демонстрацией верноподданничества Сталину. Вот, например, какой наказ давали своим односельчанам, бойцам действующей армии Давиду Иордану, Виктору Киршу, Генриху Фрике, Филиппу Герману и Фридриху Цинну, колхозники села Гуссен-бах Франкского кантона: «Боритесь с фашистами достойно, не зная страха и пощады к врагу, не щадя ни сил своих, ни жизни своей. Мы убеждены, что вы вернётесь домой в родной колхоз победителями, с честью и славой выполнившими долг советского гражданина перед любимой родиной, перед Великим Сталиным!».

Однако нередко авторам открытых писем на фронт удавалось избегать высокопарности и пропагандистских штампов. Тогда письма носили действительно тёплый искренний характер. Такое письмо направили на фронт своим выпускникам и студентам педагоги Немгоспединститута. «Гордимся Вами, дорогие наши друзья, - писали они, - радуемся, что из нашей среды вышли стойкие борцы за свободу, честь и независимость нашей Родины, за освобождение порабощенных народов от фашистского варварства».
Уже отмечалось, что с началом войны массового призыва немцев АССР НП в армию не было. Мобилизация немцев проводилась в очень ограниченном количестве и в строго индивидуальном порядке. Как правило, это были члены партии, которые направлялись на специальную политическую работу. Так, 21 августа 1941 г. по указанию Москвы бюро обкома ВКП(б) отобрало и отправило в РККА 50 немцев - членов ВКП(б).

Тем не менее в действующей армии находились немцы, призванные туда до начала войны. К началу войны в Красной Армии служило не менее 16 тыс. военнослужащих немецкой национальности, призванных из Поволжья184. И хотя с конца 1941 г. всех немцев-военнослужащих начали демобилизовывать, всё же в самые трудные военные месяцы лета и осени 1941 г. они воевали на фронте, и многие из них сумели за этот короткий срок проявить свой высокий патриотизм, продемонстрировать такие качества, как мужество, отвагу, героизм, высокое воинское мастерство.

10 августа 1941 г. в центральных газетах был обнародован принятый днём раньше Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении группы фронтовиков. В списке удостоенных ордена Красного Знамени значился уроженец АССР немцев Поволжья старший лейтенант Альфред Оттович Шварц. Заметим, что в тяжёлый период отступления Красной Армии орденами награждали крайне редко, в особых случаях.

6-10 июля в районе белорусских городов Лепеля и Сенно развернулось одно из крупнейших танковых сражений того периода Великой Отечественной войны. В сводке Совинформбюро за 9 июля сообщалось: «На Лепель-ском направлении наши войска нанесли удар противнику, разгромив его два моторизованных полка и значительное количество противотанковых орудий. Противник, оставив на поле боя сотни трупов, отошёл на Запад». В этих боях непосредственное участие принимал командир 2-го танкового батальона 35-го танкового полка 18-й танковой дивизии 7-го механизированного корпуса старший лейтенант А. Шварц. Вот что говорится о его подвиге в представлении к ордену Красного Знамени: «В период боёв под Сенно с 6 по 10 июля 1941 г. у старшего лейтенанта Шварца в батальоне была отличная организация боя, в результате чего противник от огня батальона понёс большие потери. Было уничтожено 8 танков противника и 4 противотанковых орудия. Благодаря отличной маневренности батальона на поле боя и правильной системе огня противник был введён в заблуждение и его передовой отряд был полностью уничтожен».

Указом от 10 августа орденом Ленина был награждён полковник Николай Александрович Гаген. До войны он несколько лет командовал дивизией, дислоцировавшейся в Немреспублике. Штаб этой дивизии располагался в г. Энгельсе. Части 153-й стрелковой дивизии, которой на фронте командовал полковник Н. Гаген, в начале июля около недели сдерживали натиск противника на подступах к Витебску, ежедневно отбивая по 5-6 атак танков и пехоты. Потом, когда гитлеровцы прорвали оборону на соседнем участке, воины полковника Н. Гагена 18 суток дрались в окружении, пока не соединились со своими войсками. 153-я дивизия в числе первых соединений Красной Армии была преобразована в гвардейскую.

24 августа 1941 г. газета «Комсомольская правда» под заголовком «Мы отомстим за тебя, товарищ!» рассказала о подвиге красноармейца Генриха Гофмана, призванного в армию из села Шендорф Красно-Кутского кантона АССР НП. Этот двадцатилетний юноша, попав в плен, выдержал ужасающие пытки, но не изменил военной присяге. Газета поместила большой фотоснимок обгоревшего, с пятнами крови комсомольского билета № 12 535 944. Он принадлежал Генриху Гофману. Фашистские изуверы прикололи его штыком к груди воина, расчленённого на куски.

28 августа та же «Комсомолка» опубликовала очерк известного писателя Цезаря Солодаря «Разговоре красноармейцем Генрихом Нейманом». Вместе со статьёй был помещён и портрет воина. Вся страна узнала об отважном и умелом зенитчике, сбившем 4 фашистских «юнкерса». Выпускник Маркс-штадтского педагогического техникума Генрих Нейман на вопрос писателя, как удалось уничтожить 4 вражеских самолёта, ответил так: «Сегодня на рассвете лётчик попался хитрый. Он сбоку налетел на нас, вынырнул из облаков. Но не рассчитывал, что мы неплохо улавливаем звук мотора. Вообще, ребята в нашем расчёте быстрые и смелые - не так легко застигнуть их врасплох. Вы обязательно познакомьтесь с ними. Мы очень дружны между собой и в шутку называем себя интернациональной бригадой. Кроме русских, в нашем расчёте Николая Акилова есть украинец Журавель, мордвин Суздалев, еврей Гоцик и я - немец. Да, я - немец. И всей душой ненавижу того, кто смеет называть себя вождём немецкого народа. И с ордами этого насильника я буду бороться так, чтобы... Впрочем, вам же известен текст присяги воина Красной Армии».
Словно по иронии судьбы материал о Генрихе Неймане был напечатан именно в тот день, когда был принят .

Подробнее в книге А. А. Герман
 
Форум » Гнаденфлюрский кантон » Литература о Гнаденфлюрском кантоне » НЕМЕЦКАЯ АВТОНОМИЯ НА ВОЛГЕ 1918-1941 (А. А. Герман)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Конструктор сайтов - uCoz

Для добавления необходима авторизация